Диабет и детский сад Москва

В Казани маленького диабетика попросили на выход из детского сада

В сложной ситуации оказалась мама четырехлетнего казанца, страдающего сахарным диабетом, 35-летняя Юлия Войнич. Осенью прошлого года маленький Даниэль пошел в детский сад рядом с домом, однако спустя полгода мать-одиночку попросили забрать оттуда сына под предлогом, что в учреждении нет специально обученного персонала для присмотра за ребенком-инвалидом. Взамен женщине предложили устроить сына в другой детсад, где планируют открыть специальную группу для диабетиков, однако добираться до него нужно полтора часа. Юлия считает, что права ее ребенка на дошкольное образование грубо нарушены.

Как рассказала корреспонденту «Вечерней Казани» мама Даниэля, в детсад №290 с обучением и воспитанием на татарском языке на улице Новаторов они записались в очередь, когда ребенку еще не был поставлен диагноз «сахарный диабет». О заболевании стало известно в феврале 2017 года, а в сентябре мальчик должен был идти в садик. Юлия засомневалась, примут ли туда Даниэля, и заранее обратилась с этим вопросом в отдел образования Советского района. Там ее заверили, что заболевание диабетом не станет преградой для посещения детсада, и женщина успокоилась.

- На момент, когда мы пришли в садик, его заведующая находилась в длительном академическом отпуске, нас принимала исполняющая обязанности, - вспоминает Войнич. - Я была очень довольна тем, как нас встретили. Я очень хотела, чтобы мой сын изучал и знал татарский язык, потому что его покойный отец был татарином. С воспитательницами мы обсудили особенности его болезни, никаких проблем не возникло, тем более что я отводила ребенка в детсад всего на три-четыре часа в день, уколы воспитателям делать было не нужно. Садик нам нужен был для развития и социализации, а не для длительного присмотра (Юлия не работает, поскольку сама является инвалидом 2-й группы по сахарному диабету. - «ВК»). До Нового года все было нормально, сын посещал детсад, но потом из отпуска вернулась заведующая... Как раз в это время из Европы мне пришел новый прибор для сына — сенсорный глюкометр, который я заказывала за границей, потому что в России его невозможно купить, и мы на время прекратили посещение детсада, потому что нужно было освоить прибор. Но квитанции я продолжала оплачивать.

Юлия показывает датчик, приклеенный к плечу сына: он круглосуточно контролирует уровень сахара в его крови, транслируя данные в приложение на ее мобильном телефоне. Женщина надеялась, что удобный прибор упростит жизнь и ей, и воспитателям, которые смогут в режиме реального времени наблюдать, все ли в порядке с их подопечным.

Однако в апреле Войнич попросили забрать сына из садика.

- Вернувшаяся из отпуска заведующая позвонила мне 24 апреля, сказала, что их садик для здоровых детей и что я должна прийти прямо сегодня до пяти вечера и написать заявление об уходе, - рассказывает Юлия. - Я пришла, поговорила с заведующей, она убеждала меня, что для таких детей, как мой, нужна отдельная группа, с которой должен работать специально обученный персонал. Ругаться не хотелось, я написала заявление. Сын, поняв, что его больше не будут водить в садик, расплакался - он уже привык и к детям, и к воспитателям.

По словам Войнич, на предложение покинуть садик она согласилась достаточно легко, поскольку считала, что ребенку быстро подберут другое учреждение. Однако, по словам Юлии, в том же райотделе образования, где ее полгода назад убеждали, что никаких проблем у маленького Даниэля в обычном детсаду не возникнет, на сей раз заявили, что ждать места придется до сентября, когда в детсаду №365 на улице Карагандинской в Авиастроительном районе откроется спецгруппа для детей-диабетиков.

- Но, во-первых, еще неизвестно, откроют ли эту группу. Во-вторых, нам с сыном придется добираться туда на общественном транспорте целых полтора часа, - огорчена Юлия. - Я все-таки тоже инвалид, мне тяжело будет возить ребенка так далеко. Есть уже существующая группа для детей с диабетом в детсаду на улице Лаврентьева, это поближе, но там нет мест и очередь из желающих сумасшедшая. Как сказал мне один врач в ДРКБ, когда он начинал работать, их было в пять раз меньше, чем сейчас! В итоге я встала в очередь в недавно открывшийся детсад при ЖК «Арт Сити», там тоже обещают открыть такую группу. Правда, только к 2020 году, когда сын уже в школу пойдет. Но вдруг раньше?.. Знаю, что я не одна оказалась в ситуации, когда ребенку не разрешают посещать обычный детсад из-за диабета. А еще знакомые мамы жаловались, что их детей-школьников с такой болезнью отправляют на домашнее обучение.

- Ситуация, в которой оказалась Юлия Войнич, возмутительна. Это явная дискриминация по причине нездоровья, нарушение базовых конституционных прав на образование, - считает председатель Диабетического общества инвалидов РТ Ильшат Гарипов, который сам заболел в школьном возрасте. - Мы уже составили вместе с Войнич обращение о нарушении прав ребенка к детскому омбудсмену РТ, кроме того, она обратилась в прокуратуру Советского района... Сейчас у нас в стране так много говорят об инклюзивном образовании, а что по факту? К сожалению, я по своему опыту знаю, какой дискриминации подвергаются в учебных заведениях дети-диабетики. А ведь диабет - это болезнь, никак не влияющая на умственные способности человека и практически не влияющая на физические, человеку требуется лишь соблюдать определенный режим. Сейчас мы добиваемся того, чтобы татарстанские минздрав и минобраз начали внедрять в наши образовательные учреждения разработки ученых Санкт-Петербурга, где их уже успешно применяют. Это практические рекомендации для педагогов, как работать с детьми-диабетиками.

В самом детском саду №290 тем временем отказались официально прокомментировать «Вечерней Казани» ситуацию с исключением маленького диабетика. А неофициально признались, что испугались ответственности за больного ребенка. Вдруг с ним что-нибудь случится? Виноват будет персонал.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА

Источник: www.evening-kazan.ru
Читайте также
Вид: